Как проходил погребальный обряд кимаков

В этой статье шаман Владислав Викторович отвечает на вопрос читательницы «Как проходил погребальный обряд кимаков?».

Арабские и персидские географы, путешественники и историки IX-X вв. в тех разделах своих сочинений, которые посвящены были народам, обитавшим в далеких от Халифата восточноевропейских и азиатских степях, постоянно упоминают народ и страну кимаков. Первым в списке тюркских племен назвал кимаков и отделившихся от них кипчаков знаменитый арабский географ Ибн Хордадбех (вторая половина IX в.), пользовавшийся при составлении своего труда более ранними сочинениями (возможно, даже VIII в.). Немного позже Ибн Хордадбеха ал-Истахри и Ибн Хаукаль при составлении карт попытались определить местонахождение земель, занятых этими народами. Ал-Масуди, бывший образованнейшим историком своего времени (X в.), дал уже более подробные сведения об их расселении, а его современник Абу-Дулаф сообщает в своем сочинении об их хозяйстве и религиозных представлениях. Так постепенно накапливались знания об этих окраинных для арабомусульманского мира тюркоязычных народах.

В конце X в. о них хорошо были осведомлены столичные писатели и ученые Халифата. Особенно широко они были известны в среднеазиатских государствах, где о них не только писали в малодоступных для народа книгах, но и рассказывали о путешествиях в страну кимаков на городских базарах и в чайханах.

Сведения о ранней истории кимаков и кипчаков сохранились в легенде, изложенной в сочинении Гардизи. Легенда восходит к значительно более раннему времени, чем сам источник, а именно к концу VII-VIII в.

В VII в. кимаки кочевали на землях севернее Алтая – в Прииртышье – и входили в состав Западнотюркского и частично Уйгурского каганатов. С гибелью последних выкристаллизовалось ядро кимакского племенного союза, возглавляемое шадом (принцем). Вот как рассказывается об этом в легенде:

Приведенный полностью отрывок интересен тем, что в нем упрощенно и схематично, но в целом, видимо, близко к истине изложена история образования кимакского племенного союза. Совершенно очевидно, что кимакский союз сложился после гибели какого-то иного политического образования (в данном случае Западнотюркского, а позднее и Уйгурского каганата) из семи входивших ранее в каганаты племен. Аналогичными путями, как правило, шло формирование всех степных кочевых и полукочевых империй в эпоху средневековья.

Основными западными соседями кимако-кипчаков в X в. были прабашкиры, с которыми в то время самые западные орды кипчаков наладили теснейшие контакты.

Несмотря на переход к оседлости какой-то части населения Кимакского каганата, многие входившие в него этносы в X в. продолжали вести привычную для них форму существования – кочевое скотоводство с некоторыми элементами оседлости. Особенно привержены были к кочевому образу жизни и соответственно к кочевому скотоводству кипчакские орды. Об этом свидетельствуют как письменные источники, так и археологические данные, а именно полное отсутствие следов оседлых или полуоседлых поселений на землях, занятых в конце I тысячелетия кипчаками.

Природные условия кипчакских степей способствовали процветанию на них развитого и хорошо организованного кочевого скотоводства. Степь была расчленена на участки с определенными маршрутами кочевий, летовками и зимниками. Рядом с постоянными летними и зимними стойбищами возникали курганные кладбища. Здесь же и вдоль степных дорог и кочевых маршрутов воздвигались кипчаками святилища предков с каменными статуями, изображавшими умерших.

Эти так называемые управители были, видимо, крупнейшими представителями родоплеменной аристократии, постепенно начинавшей феодализироваться в те столетия.

В целом следует признать, что сведения письменных и археологических источников о Кимакском государстве, особенно в раннем периоде его существования, очень отрывочны и ограниченны. Тем более это касается его отдельных частей, в том числе и самого большого и самостоятельного удела – Кипчакского ханства.

Ясно, что кони нужны были для быстрого переезда – для перекочевки из одного мира в другой. Чем больше их было, тем лучше – тем богаче и подвижнее был умерший в новом для него мире.

Поклонялись кимаки и скалам с изображениями (видимо, древним писаницам) и изображениям человеческой ступни и конского копыта. Ал-Идриси говорил о вере в различных духов, а также о принятии некоторыми кимаками манихейства и мусульманства. Две последние религии начали проникать к кимакам, видимо, в X в. и распространились среди них значительно позже, причем только в центральных областях – в Прииртышье и Прибалхашье.

Кочующие на западных окраинах каганата кипчаки в X в. вряд ли склонны были принимать и постигать чуждые им религиозные системы. Им необходимы были решительные действия и идеология, которая давала бы обоснование этим действиям. Гадания шаманов по звездам, шаманские камлания над священными камнями и сгоревшими бараньими лопатками, святилища предков, окруженные сотнями убитых врагов, предрекали кипчакам борьбу, звали в далекие походы.

Читайте также:  Кому помог ритуал с трудоустройством

Реальных причин для этого также накопилось достаточно. Прежде всего для выпаса растущих с каждым годом стад необходимы были новые пастбища. Длительный мирный период, обеспеченный сильной центральной властью кимакского кагана, кончился. Бурное развитие экономики в государстве привело к центробежным стремлениям отдельных владений, а значит, и к связанным с ними междоусобицам. На окраинных землях кимакские и кипчакские воины включались поодиночке, а иногда и целыми родами в гузское (сельджукское) движение. Богатая аристократия захватывала кочевые маршруты и пастбища. Рядовые кочевники, не ушедшие с родных земель, или шли в кабалу, или занимались разбоем, грабя кочевья более слабых соседей. Центральная власть уже не справлялась с одной из основных задач – наведением порядка внутри страны. Кипчаки фактически получили самостоятельность уже на рубеже X и XI вв. С начала XI в. они двинулись к западу. Примерно в 30-х годах этого века персидский автор Байхани фиксирует их местонахождение у границ Хорезма, а другой восточный писатель – таджик Насири Хусрау – в середине XI в. называет приаральские степи уже не гузскими, как это делали его предшественники, а кипчакскими.

Помимо шары – желтых кипчаков – в продвижении на запад приняли участие отдельные орды кимаков (каи, куны) и других входивших в каганат соединений.

Вся эта лавина двигалась по дорогам, еще пылившимся от прошедших по ним гузских войск и стад: дорога в плодородные донские и днепровские степи была проторена. К тому же в степях этих было почти пусто. Печенеги в большинстве своем, как мы видели, ушли к византийским границам, гузы (торки), разбитые русскими князьями, метались по степному правобережью Днепра.

Кыргызы — один из древнейших народов Центральнй Азии. Ими было создано Первое объединение кочевых племен Сибири — кыргызский каганат Следы происхождения кыргызов от древних динлинов были обнаружены много позже. Основу хозяйства кыргызов на Енисее составляли скотоводство и земледелие.’Скотовдство по видимому носило кочевой характер Кыргызы разводили лошадей, коров, верблюдов и овец. Мясо коней, коров и овец и кобылье молоко являлись основной пишей кыргызов В погребениях кыргызов в составе пищи, которую помешали вместе с покойником, чаще всего находят бараньи кости Конь был непременной принадлежностью воина, пастуха. охотника. Он использовался при перекочевках. гак же как и верблюд Изображения всадников часто встречаются на писаницах кырыгызского времени В числе археологических находок многочисленны предметы конской сбруи, являющиеся непременной принадлежностью мужских погребений Табуны коней служили мерилом богатсва Земледелие у крыгызов имело довольно большое значение Танская летопись, сообщая о занятиях кыргызов. ставит его на первое место даже перед скотоводством.

На смену мотыжному земледелию в то время приходит плужное земледелие, о чем свидетельствуют неоднократные находки сошников, как чугунных привозных, так и местных железных Кыргызы сеяли Прос, ячмень пшеницу, гималайский ячмень и конополю Сеяли в апреле, убирали в сентябре-октябре Для жатвы использовали железные серпы Наряду с серпами потреблялись и более крупные горбуши. Последние, быть может служили для заготовки сена. Важным показателем высоты земледельческой культуры является использование в более засушливых местах Хакасско- Минусинской котловины искусственного орошения На левобережье Енисея и Абакана сохранились остатки древних оросительных каналов, каменных плотин, волосливов i лотков. Особенно много каналов в долинах рек Уйбата. Аскыза. Тубы и др. Большие каналы достигали длины 10-30 км. Ог них отходили болей мелкие каналы В некоторых случаях более мелкие каналы могли использоваться для водопоя больших стад скота. Значительный объём земледелия подтверждается ии находками ручных жерновов, которые пришли на смену зернотёрке и повысили производительность размола зерна в пять-шесть раз С помощью жерновов изготовляли му:су и кру пу, на которых варили кашу и квасили хлебное вино На писаницах часты изображения конных лу чников, престедующнх олеей. косу ль, диких баранов и каких-то пу шных зверьков Ценные меха шли на шапки и одежду степной аристократии Охотились также и на птиц У кыргызов на Среднем Енисее было разито ремесло На певрое место следует поставить обработку металлов Хакасско-Мину синая котловина и окружающие её горы были богаты полезными ископаемыми: рудами железа, меди, олова, золотом. У кыргызов на первом плане стояла добыча железа в отрогах Саня. Кузнецкого Алатау и даже в центре минусинских степей. Добывался бурый и красный железняк. Наиболее массовыми изделиями, которыми кыргызы снабжали население всей Южной Сибири были железные наконечники стрел, трехгранные и трехлоп; стные. а также плоские хорошо заточенные, с острием в виде лопаточки. Они ковали также обоюдоострые мечи, кинжалы, копья, пластинку для панцирей и различные принадлжености сбруи. Кыргызские кузнецы обслуживали также нудыы сельского хозяйства и домашнего быта Они ковали лемехи, сошники и серпы, мотыги, топоры и различные мелет е инструменты для обработки дерева, железа и цветных металлов. Наряду с кузнецами, выделывавшими изделия из железа. существовали златоку знецы — ювелиры, создавшие высокохудожественные изделия из бронзы, серебра и золота. Среди случайных находок, хранящихся в Минусинском музее, были обнаружены небольшие молотки, служили для обработки и в целом для чеканки цветных металлов Гончарство у кыргызов достигло высокого уровня. Глиняные сосуды производились на гончарном круге. Кроме грубой кухонной посуды, изготовлялись выскоие. необычат о прочные сосуды из серой глины, с яйцевидным ту ловом и узким внизу и широко раскрытым вверху горлом. В числе ремесленников были каменотесы и резчики, чье ремесло оченьвидно передавалось по наследству. Они вырезали надписи fa могильных стелах. Ими же создавались писаницы на скалах, отразившие бытовые и военные сюжеты из жизни кыргызов Кыргызы торговали с уйгурами, тибетцами, китайцами, карлу ками Погребальные обряды кыргызов описаны таким образом: «При похоронах не царапают себе лиц. только обёртывают тело покойника в три ряда и плачут.а по ом сжигают его и собранные кости через год погребают».

Читайте также:  Какой обряд производят с ложкой на могилу

КУЛЬТУРА КИМАКОВ

Памятники кимаков Верхнего и Среднего Прииртышья представлены курганными могильниками. Поселения и города кимаков на Иртыше, о которых сообщают письменные источники пока неизвестны. На р. Алее открыты только остатки небольших становищ кочевников с незначительным культу рным слоем. Кимако-кипчакские городища обнаружены в Центральном Казахстане. Массивные стены их сложоны из сырцового кирпича, дёрна и камышовых связок. Для прочности стен внутри кладки положены вертикально сплетенные ряды высокого камыша Снаружи городища были защищены рвом шириной до 22 м и более, наполненным водой Внутри поселений находились открытые площадки, где стояли юрты и шатры Для погребального обряда кимаков характер ты захоронения под каменно-земляными ку рганами По периметру насыпи каменные выкладки образуют прямоугольные или округлые оградки! Иногда камни перекрывают курган полностью (панцирем) Погребённые лежат в прямоугольных грунтовых мобильных ямах на спине, в вытяну том положении, головой на восток или северо-восток. Иногда могильная яма имеет подбой вдоль северной стенки Обычно курганы содержат единичные погребения и лишь инэгда — несколько погребений В последнем случае курган приобретает овальную форму. бывает вытянут с севера на юг. каждое погребение находится в отдельной смежной оградке. На среднем Иртыше, в лесостепных районах курганы чаще имеют по нескольку погребений, обычно перекрытых бревенчатым продольным накатом или берёстой. Бо тыиое число погребённых сопровождается захоронением коня, обычно положенного параллельно человеку с той же самой ориентировкой В небольшом числе представлены захоронения, сопровождающиеся шку рой, головой и конечностями коня Значительное число погребений не имеет сопровождающих конских захоронений и находится на тех же могильниках, что и захоронения с конём. Курганные насыпи у них подобного же типа, только меньшей величины. Очевидно, это погребения более бедных членов общества. Над погребениями часто прослеживаются остатки продольного перекрытия из досок или бревен в один ряд. устроенного над захоронением.

Погребальный инвентарь состоит главным образом из предметов вооруженш и конского снаряжения, в меньшей степени — из орудий труда. К наиболее распространённым орудиям относятся ножи, оселки и втульчатые топоры-тёсла. Оружие представлено железными прямыми палашами и слабо изогнутыми саблями, копьями, многочисленными трёхлопастными и трехгранно-лопастными наконечниками стрел, реже — ромбическими в сечении. Появляются плоские железные ромбические наконечники стрел, но их ещё мало, и относятся они. по-видимс му, в основном к X — началу XI в. В единичных случаях попадаются костяные наконечники стрел. Луки снабжены срединными трапециевидными накладками. Лошади в могилы обычно помещались внузданными и осёдланными. От узды обычно сохраняются удила и бляшки из бронзы и серебра, украшавшие уздечные наборы. Керамика в погребениях по задается редко. Обычно это грубые лепные сосуды баночной или горшковидной формы, иногда украшенные вдоль шейки рядом ямок и нарезными линиями по тулову. Из предметов бытового обихода и деталей одежды и туалета в могилах находят копоушки, фрагменты полученных путём торговли и в результате военных походов китайских зеркал и целые зеркала, отлитые местными мастерами по образцу- импортных, небольшое количество бус. серьги. обычно в виде несомкнутого кольца без подвески, остатки поясов Пояса IX-X вв. уже не имеют блях-оправ, а украшены декоративными бляхами, подвесные же ремешки пришиты или приклепаны к основному ремню или бляхе на нем. Большинство декоративных блях из погребений связаны не с деталями одежды и пояса, а с у крашением сбруйного набора. Культовые, в частности поминальные, соору жения кимаков представлены напоминающими плоские курганы прямоу гольными или кру глыми выкладками, с восточной стороны которых иногда стоят антропоморфные изваяния, обращённые, как и у тюркских оградок VI-VII вв.. лицом на восток. В некоторых случаях у кургана находится несколько изваяний. Позади каменных изваяний иногда поставлены вертикальные «менные плиты. Каменные изваяния кимаков в отлитие от объёмной скульптуры VI-IX вв. схематичны, имеют вид шгропоморфных стсл Более или менее детально обрабатывалась только передняя сторона изображения. Боковые грани и шдняя часть фигур оставлялись обычно без обработки за небольшими исключениями. Наиболее тщательно (детализировано лицо, в меньшей мере прорабатывали;торс и руки, которые нередко вообще не изображались. Наряду с тужскими представлены изображения женщин, у которых подчёркнута грудь и иногда чуть выдающийся вперед живот и бедра.

Читайте также:  Обряд брит мила что это

Последнее изменение этой страницы: 2017-02-05; Нарушение авторского права страницы

С окончанием раскопок и возвращением в лабораторию начинается этап кропотливых камеральных работ. В этот период воссоздаются древние сосуды, проводятся лабораторные анализы, реконструируется обряд погребения, выясняется датировка и культурная принадлежность найденных предметов. От современного археолога требуются немалые знания в области информационных технологий, почвоведения, картографии, минералогии, анатомии, антропологии. Новые возможности перед исследователями открывает палеогенетика и другие междисциплинарные исследования.

В 2013 году ученые Павлодарского государственного педагогического института совместно с российскими коллегами приступили к реализации нового исследовательского проекта. Основная идея проекта – разработка инновационной технологии воздушного обследования археологических памятников и мониторинг состояния объектов историко-культурного наследия при помощи беспилотных летательных аппаратов. Уже первые попытки использования БПЛА в исследовательских целях дали интерес­ные результаты. На археологическом комплексе Аулиеколь найдены новые элементы ирригационной системы, остатки погребальных конструкций. Незаметные визуально при обычном пешем обследовании, поросшие травой руины древних сооружений прекрасно фиксировались с высоты птичьего полета. Полученные с помощью БПЛА стереофотоснимки легли в основу ортофотоплана и 3D-модели уникального археологического памятника. Возможности БПЛА очень важны для проведения воздушной разведки на малых и сверхмалых высотах и востребованы для поиска древних городов и некрополей как в долине Иртыша, так и в других районах Казахстана.

Археология является бесспорным лидером среди древа исторических наук. Она постоянно впитывает новейшие достижения человечества. Изучая прошлое, археологи, как и другие ученые, всегда устремлены в будущее. Они твердо знают, что из отдельных артефактов, добытых на пыльных раскопах, однажды сложится мозаика, и пред людьми предстанет ясная картина исторического процесса. Благодаря успехам казахстанской исторической науки горизонты истории нашего отечества в последние десятилетия были многократно увеличены. Как следствие возросли и требования к профессиональным качествам современного историка. С учетом того, что историческое прошлое Казахстана насчитывает не менее одного миллиона лет, а письменный период истории крайне незначителен и охватывает немногим более двух тысячелетий, нетрудно заметить, что именно на археологию приходится задача реконструкции большей части исторического прошлого.

Очевидно, именно специалистов в этой области должно быть много, и современный педагог-историк должен обладать глубокими знаниями в археологии. На деле ситуация с подготовкой историков пока что выглядит иначе. В сложившейся системе подготовки учителя истории курс лекций по археологии занимает незначительное место и преподается в течение одного семестра из восьми. Полевая практика, призванная дополнить теоретический курс практическими навыками работы студентов в археологической экспедиции, сократилась до нескольких дней и больше напоминает легкую экскурсию, нежели серьезную научно-исследовательскую работу. Лабораторный практикум, который должен завершать цикл подготовки молодого специалиста, вообще не предусмотрен.

В нашем вузе указанные недостатки учебных программ отчасти восполняются за счет привлечения студентов к выполнению научных тем в рамках камеральных и полевых работ. Студенчество составляет и основной костяк большинства археологических экспедиций. Археология привлекает молодых людей возможностью прикоснуться к неизведанному, увидеть воочию, а не по телевизору следы исчезнувших цивилизаций, почувствовать себя первооткрывателями древних культур. Примером для них служит научное творчество выдающихся земляков, уроженцев Павлодарской области, внесших вклад в развитие казахстанской археологии, – А. Маргулана, К. Акишева, Х. Алпысбаева.

Тимур СМАГУЛОВ, директор Научно-практического центра археолого-этнологических исследований ПГПИ

Читайте также:

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...
Adblock detector